Кто куда, а мы опять в горы, а вы ?

June 4th, 2009 Begemot Posted in Мысли вслух

Убегая от карьеры и больших денег, брокер стал делать скрипки, а директор живет в палатке.

«Обычному» человеку с этими людьми разговаривать очень тяжело. На вопрос: «Где вы учились?», отвечают обескураживающе: «А разве это обязательно, чтобы Быть?» Они считают, что лишь отказавшись от высокооплачиваемой работы и высоких должностей, стали Людьми и не понимают всех тех, кто все еще «играет в игру» — играет в жизнь, а не живет. Эти люди — поклонники дауншифтинга (от англ. — смещение вниз). Вниз — подальше от суеты, чужих целей и ценностей, вниз к себе самому.

При этом идеология движения — именно осознанное решение «уйти». Но в связи с кризисом, по наблюдениям идейных дауншифтеров, появились «лже-дш», которые просто маскируют свои неудачи под маской «победы над системой». Вместе с тем кризис мог бы стать поводом для переоценки приоритетов. «Но большинство людей почему-то, наоборот, только ускоряют обороты и сгорают еще быстрее», — недоумевает 31-летний Артем Синельников, дауншифтер с 5-летним стажем.

«Еще в 20-летнем возрасте я понял, что не собираюсь идти по стопам миллионов несчастных. Я зарабатывал достаточно, занимаясь недвижимостью, — $2 тыс. в месяц. Кроме того, я подрабатывал настройкой фортепиано. Толковых специалистов этого профиля немного, потому, несмотря на мой возраст, я имел предложения от дорогущих фортепианных салонов Москвы и Киева. Со мной советовались — мое мнение могло поставить точку в профессиональном споре», — говорит дауншифтер. Но статус для него оказался «дешевле» душевного комфорта: представив, что, став настройщиком и брокером, он будет навсегда привязан к большим городам и их суете, бросил все и уехал в Нежин. «Там я решил помочь местной школе искусств — не дать ей совсем умереть из-за плачевного состояния инструментов. Треть ставки — деньги мизерные, но для меня было важно помочь тем, у кого от желания учиться искусству горели глаза. Я настроил им фортепиано, а также достал для них еще шесть инструментов».

Теперь Артем приезжает в нежинскую школу периодически, а делом его жизни стало изготовление скрипок. Это было детской мечтой — и парень таки вернулся к ней. «Я стал создавать скрипки буквально из бревна. За год научился делать основу инструмента. Еще год искал мастеров в Украине, чтобы «заставить» звучать. Но нашел мастера аж на другом континенте», — рассказывает Артем. Денег это ремесло ему не приносит: те две скрипки, которые он уже сделал, продавать не собирается. Мол, звучат они, как средненькие мастеровые современные скрипки. «А я решил, что или буду продавать хорошие инструменты, или не буду продавать совсем», — говорит Артем.

Мы не удержались, чтобы не спросить: «Так на что же вы живете? Да еще в кризис?». «Во-первых, я уверен: кризис — проблема надуманная, созданная, чтобы «подхлестнуть» и без того сумасшедшую конкуренцию. Во-вторых, счастливо жить можно и без суммы с несколькими нолями. На сегодня мой доход около 3500 грн. — в 3,5 раза меньше, чем раньше. Зарабатываю настройкой музыкальных инструментов, но беру не более 3—4 заказов в месяц. Столько же раз хожу в консерваторию, где преподаю. Благодаря такой «занятости» у меня теперь полно времени на любимую семью и любимое дело. У меня есть дом в 350 км от Киева, где я живу большую часть времени. Там же у меня мастерская. Поймите, за суетой и гонкой люди рассыпаются в 30-летнем возрасте. Все думают, что сделают карьеру лет так до 40—50, а потом будут отдыхать на вилле в Ницце. А ведь в 50 им это будет уже не особо нужно. Я уже не говорю о том, что этих 50 лет может вообще не быть», — был ответ.

Очевидные для Артема истины не поняли даже его родители. Они прочили ему большую карьеру в медицине (оба врачи), а сын — мало того, что стал музыкантом, — так еще и отказался от карьеры! «Главное — меня поддерживает жена, а друзья даже завидуют», — оптимистично резюмирует Артем.

ВИКТОРИЯ: «Я ХОЖУ ВСЕГО В ПАРЕ ШОРТ, ЗАТО СЧАСТЛИВА!»

Главной задачей Виктории Придатко, как признается она сама, было организовывать и вдохновлять. И делала она это талантливо — Вика много лет работала директором по персоналу в крупных киевских фирмах. На последнем месте, в софтверной компании, зарплата была столь хорошей, что Вика даже подписывала договор о неразглашении суммы (известно, что такие специалисты зарабатывают в Украине до $7 тыс, — Авт.). Но деньги были «какие-то неправильные» — не радовали: «Единственное, что меня в этой ситуации утешало, — что я могу любые суммы тратить на друзей и родных, а они — отвечали улыбками и счастьем. Сейчас расходовать столько у меня возможности нет, но любить меня меньше не стали: я много стала дарить любимым времени. А тогда даже для личной жизни его не хватало!» — смеется Вика.

Последний год выдался тяжелым — Вике пришлось налаживать управление персоналом в компании с нуля, 17 человек в подчинении и куча проектов: «Я пила успокоительные, потому что работала в бешеном темпе по 14 часов в день без выходных. В один прекрасный момент (а именно в прошлом июне) я психанула и уволилась. На следующее утро проснулась с такой радостью и восторгом, какого не было даже в детстве. И через месяц махнула на Мадагаскар — одна, без звонков и нервотрепки», — вспоминает Виктория.

Сейчас она дает частные консультации по позитивному управлению персоналом. Это небольшие деньги, зато с удовольствием заработанные — в среднем $500 в месяц. Плюс она получает проценты от инвестиций — около $2000. Но в целом доход ощутимо меньше, чем раньше. И образ жизни поменялся совершенно: девушка переехала в Севастополь, занялась йогой, ее перестали волновать дорогая одежда и рестораны. «Я здесь хожу в паре шорт и абсолютно счастлива, да так, как не была в дорогой одежде. Ценности поменялись». А вообще Вика себя соотносит с героем анекдота. «Лежит под пальмой абориген. Подходит к нему богач, отдыхающий на этих островах: «Взял бы лодку, наловил рыбы, продал, купил лодку побольше, наловил рыбы, продал, купил несколько лодок — и у тебя свой бизнес. Лежи себе отдыхай». Абориген ему: «А я что делаю?»

ВИКТОР: ВМЕСТО СПЕЦЭФФЕКТОВ — ПРОГУЛКИ В ГОРАХ

«О том, что пора дауншифтить, я понял, когда однажды напился и устроил дебош. На следующий день почувствовал, что мне неприятно быть самим собой. Тогда же мне в руки попала книга о дауншифтерах, и я понял, что буду делать дальше», — рассказывает 32-летний Виктор Лаврентьев. До нынешнего февраля он работал диджитал-композером — делал компьютерные спецэффекты в фильмах (например, «Адмирал», «1612»), в рекламе («Сникерс», где герои играют в футбол экскаваторами) и клипах известных исполнителей (Руслана — «Дикая энергия»). Теперь он переехал в городишко Перевальное на юге Крыма: «Кризис тут ни при чем, заказов было много, и денег я мог заработать достаточно. Просто понял, что деградирую, — я стал совсем не я».

С Виктором переехала и его девушка Юля, но, если она пожертвовала лишь городскими развлечениями, то Лаврентьев вполне мог бы организовать собственную студию по спецэффектам на ЮБК: и знаний, и опыта у него для этого хватало. Но он отказался от такого пути и занялся фотографией: делает снимки природы. В увлечении открылся и источник дохода. Заработок не может сравниться с прежним — денег в разы меньше, но Виктор доволен: «Я сижу дома лишь в дождь, остальное время брожу по горам, дышу свежим воздухом, живу, в конце концов. И я не один такой. Ради того, чтобы наконец-то пожить ради себя, несколько моих друзей бросили денежную работу и переехали в тихие небольшие городки, с которыми их раньше ничего не связывало. И получилось забавно: в гости можно ездить по всей Украине», — рекламирует дауншифтинг Виктор.

ЖИЛЬЕ В ЛЮКСЕ ЗАМЕНЯЕТ ПАЛАТКА

«Зачем я зарабатываю столько денег?» — спросил однажды Юрий Головаченко у жены Татьяны. «Ну… Чтобы купить хороший костюм, привлечь на приеме нужного партнера», — ответила ему она. «А это зачем?» — «Станешь зарабатывать еще больше, купишь костюм еще дороже…» Так выяснилось, что их жизнь — замкнутый круг. У Юрия, финансового директора, зарплата была на уровне $4000, у его жены — менеджера рекламных проектов — $1200. Нервотрепки и бессонные ночи, конечно, тоже были. И тогда супруги ушли в бессрочный отпуск. Накопленные деньги вложили в фирму по изготовлению дверей и ныне получают от соучредителя «дивиденты» — около $1500 в месяц.

«Раньше я забегала в бутик, даже без примерки покупала два-три платья — времени ни секунды, а на вечеринку второй раз то же самое не оденешь — засмеют. Сейчас долго хожу, выбираю, итог — пятикратная экономия без потери «красоты»! — восхищается Таня. — Домик мы присмотрели старенький: деревянный сруб с печкой. Сейчас поставили рядом с ним палатку, в которой планируем пережить, пока одну комнату не приведем в порядок». «Раньше я в отелях только в люксах жил. Ругался, когда полотенце не в том месте оставляли. Теперь счастлив, когда выхожу утром на росу, — и удобства на улице этому не помеха». Супруги мечтают стать максимально независимыми от цивилизации: «Минимум соседей, без газа (с дровами) и электричества (будут солнечные батареи), но в спокойствии и гармонии с собой. А еще мы рады, что очень вовремя решились на этот шаг: именно в кризис бой за деньги и статус стал уж совсем без правил, и участвовать в этом мы отказываемся».

ВОРОБЬЕВЫ: «ДЕТИ ТЕПЕРЬ ВИДЯТ НАС ЦЕЛЫМИ ДНЯМИ»

«В деревне, даже если вы будете ездить на хорошей машине и продукты планируете покупать, а не выращивать, односельчане все равно будут спрашивать, будете ли вы в этом году сажать картошку», — смеется над новыми в его жизни порядками бывший киевлянин, а ныне житель деревушки под Киевом Виталий Воробьев. Он «спускался вниз» в два этапа: 11 лет назад ушел с должности ведущего веб-мастера с окладом в $400 и перспективой роста — стал работать преподавателем (200 грн.), а три года назад с семьей и вовсе уехал за пределы города. Выгод в смене места жительства семья нашла много: мало того, что дышат свежим воздухом, так еще и едят собственный хлеб с выращенными в огороде овощами. А деньги на шампуни и одежду Виталий зарабатывает созданием сайтов — 4000 грн. в месяц семье из четырех человек хватает. А уж детям тут раздолье! Родителей видят не от вечера к вечеру, а целыми днями. Те же не забивают голову «движением вверх», а играют с ними в футбол.

Но жизнь на земле преподнесла отчаянным горожанам и много сюрпризов: Валерия, жена Виталия, например, мечтала о вечнозеленом газоне, по которому в качестве украшения мирно топают белые курочки… Но «мирнотопающие» в первые же полчаса испортили двухнедельную работу Виталия по взращиванию «зеленой дорожки». Так же разочаровались супруги и в аистах, загнездившихся на столбе у дома, — они тоже оказались не самыми чистоплотными птицами.

Но несмотря на это все это, Воробьевы о своем решении не жалеют. «Ведь самый настоящий дауншифтер сейчас — это экономика. Она устала и решила отдохнуть от перепроизводства», — смеются супруги Воробьевы. При этом на их нынешнем хозяйстве кризис не отразился. Например, на удивление, подешевел корм для кур: «До кризиса он стоил 1100 грн./тонна, а после его начала — уже всего 600. Потому и без того дешевое мясо для нас еще подешевело».

Надежда Останняя, перепечатано с http://www.chp.com.ua/index.php?code=6679&show_all=YESS

 

Погрузиться глубже в мир дауншитинга и дауншифтеров можно в сообществе дауншифтеров.

Вот такие дела, а мы тем временем опять уходим в горы, будем 4 дня дауншифтить в палатке 🙂 Кстати, начинать маршрут будем совсем рядом “с городишком Перевальное на юге Крыма” 🙂 А вы все еще в душных городах?


Если вам понравился этот пост и вы хотите читать меня в будущем вы можете подписаться на RSS или мы можем доставлять вам новые посты прямо в ваш почтовый ящик. Самосовершенствуйтесь со мной!

Related:

Comments are closed.